M-hunter.ru

Поиск тендеров
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как 17-й ААС опередил ВС в деле о единственном жилье банкрота

Как 17-й ААС опередил ВС в деле о единственном жилье банкрота

Как 17-й ААС опередил ВС в деле о единственном жилье банкрота

Экс-учредитель «ПГ-Генерация», бенефициар промышленной группы Валерий Лаптев владел несколькими объектами недвижимости: квартирой в самом центре Лондона и домом в городе Березовский Свердловской области площадью 600 кв. м с 5 624 кв. м земли. В апреле 2017 года Сбербанк инициировал его банкротство. Спустя пять месяцев зарубежный актив по соглашению о разделе имущества отошел бывшей жене бизнесмена – Ольге Степаненко. А еще через два – Лаптева признали банкротом.

Его финансовый управляющий Татьяна Шулякова оспорила передачу лондонской квартиры Степаненко. Суды обязали экс-супругу вернуть имущество в конкурсную массу. Дом же в Березовском кредиторы решили продать, а взамен банкроту предоставить площадь поскромнее – 30 кв. м. Степаненко и Лаптев обжаловали это решение в суде, попросив исключить особняк из конкурсной массы как единственное жилье.

Первая инстанция встала на сторону кредиторов. Она решила, что Лаптев специально пытался избавиться от квартиры в Лондоне, чтобы «роскошный» дом получил исполнительский иммунитет. Но решение АС Свердловской области не устояло в апелляции. В России пока нет четкого алгоритма продажи единственного жилья, нет критериев разумности или роскошности, поэтому дом площадью 600 кв. м нельзя включить в конкурсную массу, а должнику предоставить недвижимость поменьше, указал 17-й ААС. Кассация с ним согласилась. После этого финансовый управляющий и банк ВТБ (один из кредиторов) обратились в Верховный суд (№ А60-14265/2017).

«Резкая смена подходов»

Первым на заседании выступил представитель финуправляющего Алексей Филиппов. Он напомнил, что за последнее время практика по замещающему жилью поменялась дважды. Когда дело Лаптева рассматривала первая инстанция, замена была возможна, но следовало учитывать добросовестность должника.

Затем Верховный суд принял определение по делу Дмитрия Стружкина, запретив переселять банкрота из единственного жилья (№ А71-16753/2017). Когда вопрос о размене дома Лаптева дошел до апелляции, 17-й ААС сослался на свежую позицию ВС и отменил акт первой инстанции. «Фактически апелляция сказала: мы понимаем, что должник вел себя не очень хорошо, но обратить взыскание на единственное жилье не можем. То же самое было в кассации», – рассказал Филиппов.

А через два месяца после этого Конституционный суд принял Постановление № 15-П, в котором допустил размен дорогого жилья на недвижимость подешевле и предписал изменить законодательство для закрепления такой возможности. «Произошла резкая смена подходов», – констатировал представитель финуправляющего.

Недобросовестность должника

Затем Филиппов перешел к доводу о злоупотреблениях со стороны Лаптева. По его словам, у должника было не два, а три объекта недвижимости. Помимо квартиры в Великобритании ему принадлежала усадьба, записанная на Степаненко. При этом, как установил Высокий суд Лондона, бывшая супруга Лаптева «не обладала финансовой самостоятельностью». То есть фактически недвижимость купила не она, а Лаптев, пояснил Филиппов. После того, как Степаненко узнала о банкротном деле, она продала усадьбу.

«Куда делись вырученные деньги, неизвестно», – подчеркнул выступающий.

«Недвижимость покупали в ипотеку. Степаненко продала ее за £4,6 млн [466 млн руб.]* и погасила долг перед банком – £3,6 млн [364,75 млн руб.]*», – пояснила представитель Лаптева Наталья Лаврентьева.

«Где оставшийся £1 млн [101,32 млн руб.]*?» – уточнила председательствующая Екатерина Корнелюк.

«На счете Степаненко. ВТБ с этим вопросом сейчас разбирается».

По словам Филиппова, сам Лаптев ни об усадьбе, ни о лондонской квартире ничего не сообщал. «Эти объекты нашел Сбербанк», – обратил внимание представитель финуправляющего. Более того, после обнаружения недвижимости суд обязал Лаптева предоставить соглашение о разделе имущества, по которому квартира в Лондоне перешла Степаненко. «Но должник так этого и не сделал. До сих пор не ясно, что именно делили бывшие супруги», – заявил Филиппов.

Он отметил, что формально дом в Березовском не является для Лаптева единственным жильем, поскольку суд признал недействительной сделку по передаче лондонской квартиры. «И представители Лаптева справедливо говорят, что недвижимость в Лондоне дороже. Но до нее сложнее дотянуться, сложнее реализовать», – подчеркнул Филиппов. По его словам, английский суд сейчас только рассматривает вопрос об установлении полномочий Шуляковой как финуправляющего Лаптева на территории Великобритании. «Потом будем выяснять, что с квартирой», – добавил он.

Но даже несмотря на то, что дом в Березовском не является единственным жильем должника, кредиторы все равно решили предоставить ему замещающую недвижимость на территории России, продолжил свое выступление представитель.

Читайте так же:
Договор аренды автомобиля от юрлица физлицу

«Были определены все параметры нового жилья, в том числе площадь. Исходя из постановления КС, Лаптеву причитаются 18 кв. м, кредиторы же согласовали 30 кв. м», – обратил внимание Филиппов.

«По вашему мнению, должник ведет себя недобросовестно. Почему тогда вы считаете нужным учитывать его интересы? Почему бы не исходить из социальной нормы?» – поинтересовалась судья Ирина Букина.

«Просто по-человечески. Мы не считаем, что человека можно взять и переселить в маленькую комнатушку», – ответил представитель управляющего.

«А выезд [за границу Лаптеву] разрешен?» – уточнила Корнелюк.

«Буквально позавчера вынесли определение о запрете», – сказал Филиппов.

Его доводы о злоупотреблениях со стороны должника в своем выступлении попыталась опровергнуть представитель банкрота. В первую очередь она отметила, что спорный дом в Березовском – это «родовое гнездо» Лаптева, добавив, что жилая площадь в нем составляет всего 168 кв. м.

После этого Лаврентьева заявила, что следует разделять недобросовестность, констатированную в деле о банкротстве по формальным критериям, и злоупотребления в «полном смысле этого слова». «Когда должники берут кредиты на компании, потом выводят деньги на себя и покупают активы», – пояснила она. Говорить о втором виде недобросовестности в нашем случае не приходится, настаивала юрист.

«Ни в одном деле о банкротстве юрлиц из группы «ПГ-Генерация» должника не привлекли к субсидиарной ответственности. Ни из одного судебного акта не следовало, что неправомерные действия Лаптева привели к несостоятельности компаний. Не установили, что какие-либо активы он приобретал за счет незаконно выведенных средств», – подчеркнула Лаврентьева.

Ей возразил Филиппов: «У нас в рамках дела о банкротстве включены требования компании «Генерация нефегазовое оборудование» примерно на 300 млн руб. Это убыток, который Лаптев причинил в результате вывода актива». Представитель финуправляющего также прокомментировал довод Лаврентьевой о «родовом гнезде». Учитывая, что недвижимость имеет такую ценность для должника, он первым заинтересован в ее покупке, заметил он.

«У нас бесследно исчез как минимум £1 млн. Это 100 млн руб. Даже если мы выставим дом за 30 млн руб., Лаптев или Степаненко смогут его выкупить. Родовое гнездо будет сохранено, а деньги поступят в конкурсную массу», – подчеркнул Филиппов.

«Овчинка выделки-то стоит?»

«А есть ли целесообразность в продаже дома? Его стоимость же несопоставима с размером требований кредиторов? Вы считаете, "овчинка выделки-то стоит"?» – спросила у представителя финуправляющего Корнелюк.

«Реестр уже действительно большой – порядка 5 млрд руб. Процентное погашение будет небольшим, но если кредиторы получат по 3-5 млн руб., это хоть как-то возместит их потери», – ответил Филиппов.

С ним согласилась представитель ВТБ Валентина Тишина. Она заметила, что спорный дом – это, по сути, единственное поступление в конкурсную массу. «Мы хотим получить хоть что-то за четыре года банкротной процедуры», – обратилась она к судьям.

По словам Филиппова, позиция КС, согласно которой принимать во внимание нужно именно процент погашения, ведет к злоупотреблениям со стороны должников.

«Такой подход фактически означает: наращивай задолженность как можно больше, потому что большой долг, оказывается, замечательно защищает твою недвижимость», – пояснил представитель финуправляющего.

Нужно не проценты рассчитывать, а смотреть на общую сумму погашения. «Чтобы она была более-менее ощутимой, а не 3 руб.», – настаивал Филиппов.

Тарас Абрамов, представитель «Юникредит банк», еще одного кредитора Лаптева, согласился с Филипповым, что брать за основу процент погашения неверно. Но он предложил другой способ определения целесообразности размена: «Нужно сопоставлять стоимость единственного жилья с поступлениями от другого имущества». По словам Абрамова, такой подход позволит соблюсти баланс интересов должника и кредиторов.

Неожиданный поворот

После Абрамова слово взял представитель Сбербанка Дмитрий Сафонов. Он поддержал кассационные жалобы финуправляющего и ВТБ, а после удивил судей новой подробностью в деле. Сафонов заявил, что обжалуемое постановление апелляции уже отменили.

Оказывается, ВТБ вместе с кассационной жалобой в Верховный суд подал заявление в 17-й ААС о пересмотре дела по новым обстоятельствам. К последним банк, в частности, отнес принятие КС упомянутого постановления № 15-П.

«Мы не знали, передадут ли жалобу на рассмотрение Экономколлегии. Когда узнали, что заседание в ВС состоится, попросили отложить разбирательство в апелляции. Но суд все же рассмотрел заявление, отменил постановление и назначил заседание по делу на сентябрь», – тут же призналась Тишина.

Читайте так же:
Договор безвозмездной аренды земельного участка: скачать образец бесплатно

«Но как 17-й ААС это сделал, если дело в Верховном суде?» – возмутилась Букина.

«Нам-то что теперь делать?» – поинтересовался мнением присутствующих судья Иван Разумов. Абрамов предложил все же отменить обжалуемый акт апелляции.

«Отменить отмененное?» – уточнила Корнелюк.

«Процессуальное законодательство этому не препятствует».

В свою очередь Филиппов предложил просто оставить в силе определение первой инстанции без отмены других актов.

Но, видимо, ни одно из этих решений не устроило судей. По возвращении из совещательной комнаты Корнелюк объявила перерыв в заседании до 25 августа, до 13:30. «Нам нужно будет определиться по процессу», – пояснила она.

Какие изменения ждут должников в 2022 году?

Граждане, у которых приставы удерживают половину заработной платы или пенсии в счет погашения долга, смогут обратиться в Федеральную службу судебных приставов, в том числе через Портал Госуслуг, чтобы сохранить сумму ежемесячного дохода на уровне прожиточного минимума. В качестве ориентира берут федеральный минимум трудоспособного населения, если в регионе эта цифра выше, то применяется региональный минимум.

Новые правила для должников в 2022 году: изменения в правилах взыскания долгов, нововведения

В заявлении должник должен указать реквизиты банковского счета, на котором должны оставлять минимум. Если у должника есть иждивенцы, прожиточный минимум также оставят на каждого из них. После того, как пристав получит заявление, он должен направить в ответственную за списание организацию распоряжение о снижении процента удержаний с доходов должника.

Изменения не затронут должников по алиментам и другим взысканиям, за которые можно взыскивать более 70%.

Кто точно не лишится единственного жилья за долги?

По нашему мнению, большинству должников не стоит опасаться лишиться единственного жилья за долги, особенно если площадь их жилья кратно не превышает:

  • 30 м2 на жильца-одиночку;
  • 20 м2 на одного человека, если семья состоит из 2 и более человек.

На данный момент отсутствуют какие-либо четкие критерии по отнесению жилья в разряд «роскошного». Определять «роскошность» единственного жилья и лишать его иммунитета может лишь суд, и исходить он будет, скорее всего, из разумных принципов:

  • Дом 300 м2 на одного человека – это объективно много и есть риск, что кредиторы смогут добиться в суде реализации этого жилья взамен на более скромное;
  • Квартира 80м2 на семью из 4х человек – это норма и переживать за, то, что Вы ее лишитесь за долги, не стоит.

Если Вы, несмотря на прочитанное, все равно боитесь лишиться своей небольшой квартиры, то хотим еще отметить ряд важных моментов:

Статья 446 ГПК РФ, не допускающая обращения взыскания на единственное жилье (за исключением ипотечного), не была отменена или изменена!

Впервые о необходимости ее изменения заговорили в 2012 году после вынесения Конституционным судом РФ Постановления № 11-П от 14.05.2012, в котором Конституционный суд также обязал законодателя внести поправки в статью 446 ГПК РФ. «Но воз и ныне там!»

С 2012 по 2021 год были разработаны 2 законопроекта, которые описывали, в каких случаях единственное жилье может быть реализовано за долги, как и какое жилье должно быть предоставлено взамен. Дальше передачи на первое чтение в Государственную думу одного из этих законопроектов дело не двинулось.

«Закон по умолчанию не имеет обратной силы» и предложенный законопроект «об обращении взыскания на единственное жилье» предполагал, что будет распространяться на те кредитные обязательства, которые возникнут после вступления его в законную силу. Т.е. если эта версия законопроекта вступит в силу 1 января 2022 года, то по кредитам и займам, взятым до этой даты, банки и МФО не смогут обратить взыскание на единственное жилье.

Не стоит воспринимать Постановление Конституционного суда №15-П от 26.04.2021, как что-то кардинально новое в судебной практике:

  • О необходимости изменений закона в части возможного обращения взыскания на единственное жилье Конституционный суд уже писал в своем постановлении в 2012 году.
  • В делах о банкротстве крупных должников и ранее кредиторам иногда удавалось «подсунуть» должнику менее роскошное жилье и затем добиться в суде реализации единственного «роскошного» жилья. Правда, такой «трюк» сопряжен с существенными затратами для кредиторов, не имеет 100% перспектив и целесообразен в исключительных ситуациях.
  • Также в делах о банкротстве физических лиц уже было несколько случаев реализации единственного неипотечного жилья. Это происходило, когда должник сильно злоупотреблял своими правами (в преддверии банкротства залоговые обязательства заменял незалоговыми, пытаясь «вывести ипотечное жилье из-под удара»).
  • Руководитель проекта «Долгам.НЕТ»;
  • Практикующий юрист, арбитражный управляющий
Читайте так же:
Возможна ли компенсация за отпуск

За время нашей работы (с 2015 года) из более чем 2000 наших клиентов никто не лишился своего единственного неипотечного жилья за долги в процедуре банкротства физического лица. Более того, более 99,8 % наших клиентов, прошедших через процедуру банкротства физического лица, полностью освободились от долгов. Оставшиеся менее 0,2% — это клиенты, утаившие от нас часть информации о себе (о своем имуществе, сделок с ним). Вы можете ознакомиться с нашей судебной практикой и опытом в разделе «Выигранные дела».

Если у Вас остались какие-либо вопросы относительно неприкосновенности Вашего единственного жилья, или Вы хотите освободиться от непосильных долгов через процедуру банкротства – звоните 8-800-333-89-13. Консультация бесплатна!

Верховный Суд решил судьбу «роскошной» квартиры должник

Деловой журнал Банковское обозрение №11 Ноябрь (273)/2021

С каждым годом вопрос о допустимости обращения взыскания на единственное жилье должника становится все острее. Актуальности этой теме добавляют попытки собственников выдать далеко не скромное жилье за обычное, единственное пригодное для проживания. Так, недавно Верховный Суд РФ рассмотрел дело 1 о двух квартирах должника, которые он объединил в одну большую двухэтажную квартиру, находясь под процедурой банкротства

Аватар пользователя Агина Копейкина

Юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»

Фабула дела

Бывший владелец группы предприятий «Западно-Уральский машиностроительный концерн» и ООО «ЗУМК-Инжиниринг» Александр Поздеев с супругой в 2006 году приобрели две квартиры в центре Перми. В результате перепланировки квартиры объединили, их общая площадь составила 688 кв. метров.

В 2018 году по решению Арбитражного суда Пермского края Поздеев был признан банкротом, в отношении него была введена процедура реализации имущества должника.

В перечень его имущества попали те самые две квартиры, четыре земельных участка, помещение и дом, а также доли в ООО «ЗУМК-Инвест» (87,15% уставного капитала в 21,4 млн рублей), «ЗУМК-Инжиниринг» (95% уставного капитала в 69,1 млн рублей) и ряд других компаний 2 .

Финансовый управляющий обратился в Арбитражный суд Пермского края с ходатайством об утверждении положения о порядке продажи двух квартир, принадлежащих Поздееву и его жене. Он указал, что площадь квартир значительно превышает минимальные нормативы жилья.

Однако банкрот подал заявление об исключении квартир из конкурсной массы. Он настаивал, что фактически квартиры являются единым жилым помещением, которое является единственным жильем для него и его семьи. При этом жилые помещения как единый объект недвижимости не зарегистрированы. А перепланировку и объединение квартир бизнесмен согласовал с органом местного самоуправления, когда уже шла процедура банкротства массы.

Суды не были единодушны

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что квартиры должника не соответствуют разумному уровню для удовлетворения конституционно значимых потребностей должника, его супруги и детей в жилище. При оценке площади лишь одной из квартир оказалось, что она в 10 раз превышает норматив жилого помещения на семью, состоящую из четырех человек. Суды указали, что Поздееву необходимо приобрести новое, более скромное жилье.

Суд же кассационной инстанции удовлетворил заявление должника и исключил спорные квартиры из конкурсной массы. Суд сослался на невозможность разделения спорных квартир без проведения капремонта и исходил из наличия иммунитета на объединенные квартиры как на единственное пригодное для проживания должника и его семьи жилье.

Кредитор не согласился с выводами суда округа и обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. В кассационной жалобе кредитор подчеркнул, что квартиры зарегистрированы как два самостоятельных объекта недвижимости, а должник ведет себя недобросовестно, поскольку согласовал объединение квартир только после подачи заявления об утверждении положения о порядке их продажи. Все это предпринято, чтобы не допустить обращения взыскания на имущество.

В поисках баланса интересов должника и кредитора

Верховный Суд РФ не согласился с выводами нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Проанализируем основные тезисы, озвученные ВС РФ.

1. Критерии обмена «супержилья» на необходимое не выработаны. Продажа обеих квартир и покупка более скромного жилья не согласуются с позицией Конституционного Суда РФ 3 . До настоящего времени федеральным законодателем не выработаны правила обмена «роскошного» жилья на необходимое, критерии определения чрезмерного жилья не закреплены. Следовательно, нельзя лишить человека единственного жилья, предоставив ему замещающее жилье.

Читайте так же:
Какое наказание за кражу может понести преступник

Такая позиция не является новой, Верховный Суд РФ уже высказывался по этому поводу в деле Д. Стружкина 4 .

2. Необходимо выяснить, добросовестно ли действовал должник, а также оценить разумность разделения квартир с экономической точки зрения. Верховный Суд РФ обратил внимание на возможность разделения помещения на две квартиры и продажи одной из них.

Для принятия решения о продаже имущества прежде всего важна добросовестность Поздеева при объединении квартир. Необходимо точно определить, состоялось ли фактическое переустройство квартир задолго до возбуждения дела о банкротстве, а запоздалые действия должника по оформлению жилья связаны с внесением ясности в уже существующий статус имущества для проведения банкротных процедур или должник хотел искусственно распространить на квартиры действие исполнительского иммунитета.

Помимо этого необходимо оценить затраты на разделение недвижимости и сопоставить их с выгодой от продажи одной из квартир для конкурсной массы. Для этого необходимо провести экспертизу, которая не проводилась нижестоящими судами. Однако Верховный Суд РФ не разъясняет, как действовать нижестоящим судам, если квартиры не подлежат разделению. Таким образом, на объединенные квартиры распространяется исполнительский иммунитет, и «роскошная» недвижимость все-таки останется у банкрота, так как критерии обмена жилья законодателем до сих пор не выработаны.

3. При достаточности имущества должник вправе указать имущество, на которое он просит обратить взыскание в первую очередь. Во время судебного разбирательства по делу должник ссылался на то, что у него есть более ликвидный актив — доля в уставном капитале его общества. Он указал, что продажа доли позволит удовлетворить все требования кредиторов без продажи его жилья.

Верховный Суд РФ по аналогии с Законом об исполнительном производстве (п. 1 ст. 6 ГК РФ, ч. 5 ст. 69 ФЗ № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве») предоставил должнику право указать имущество, на которое он просит обратить взыскание в первую очередь.

«В ситуации, когда части имущества несостоятельного лица достаточно для удовлетворения требований кредиторов, при решении вопроса об очередности обращения взыскания на принадлежащее ему имущество должна быть учтена воля самого должника», — разъясняет Верховный Суд РФ.

Ранее такую позицию ВС РФ не высказывал. Замечу, что в результате судам необходимо будет детально учитывать фактические обстоятельства (состояние имущества, его ликвидность, стоимость и прочее).

А воз и ныне там…

Квартирный вопрос в нашей стране всегда занимал особое место. Проблема обращения взыскания на единственное жилье гражданина разбила юристов на два лагеря: одни заняли позицию кредиторов, другие встали на сторону должника.

Отметим, что принципиально вопрос о допустимости взыскания на единственное жилье, превышающее разумные потребности должника и его семьи, был решен Конституционном Судом РФ еще в 2012 году в Постановлении № 11-П.

Конституционный Суд РФ обязал законодателя внести изменения в ГПК РФ и уточнить пределы действия исполнительского иммунитета. Следует выработать критерии, при которых единственное жилье обеспечит должнику уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности в жилище. Если жилье превышает указанный уровень, то у кредиторов может возникнуть право обратить на него взыскание с сохранением у должника жилья, необходимого для нормального существования. До сих пор такое регулирование законодателем не разработано.

В условиях отсутствия четких законодательно установленных пределов применения института исполнительного иммунитета суды все чаще самостоятельно устанавливают критерии для его преодоления. На практике суды даже создают при обращении взыскания долевую собственность 5. Однако такая позиция нежизнеспособна, так как рыночная стоимость квартиры всегда выше, чем суммарная стоимость долей квартиры, принадлежащих разным людям. Кроме того, взыскателю важно получить денежное удовлетворение требований, а не неликвидное имущество.

Ну а пробелами в действующем законодательстве традиционно активно пользуются недобросовестные должники.

Вопрос о недобросовестности должника ранее уже рассматривался Верховным Судом РФ в резонансном деле А. Фрущака 6 . Тогда суд фактически допустил обращение взыскания на единственное жилье в случае выявления противоправных действий должника, направленных на скрытие имущества от реализации.

Таким образом, у исполнительского иммунитета единственного жилья гражданина возникло ограничение в виде принципа добросовестности участников гражданского оборота.

Под злоупотреблением правом признаются действия, направленные на сокрытие имущества и за счет этого уклонение от погашения имеющейся задолженности 7 .

Законодатель предъявляет повышенные требования к гражданину-должнику в части добросовестности 8 , так как банкротство граждан является механизмом нахождения компромисса между должником и его кредиторами, а не способом избавления от накопленных долгов 9 .

Читайте так же:
Как правильно писать деловые письма? Виды и структура делового письма

Поэтому суду следует пресекать ситуации, когда должник злоупотребляет своим правом, искусственно распространяя исполнительский иммунитет на имущество. В таких случаях суд, принимая во внимание необходимость соблюдения баланса интересов должника и кредиторов, может допустить обращение взыскания на имущество должника.

Подводя итог, отметим, что наиболее правильным представляется подход, допускающий взыскание на единственное жилье при соблюдении баланса интересов должника и кредитора. Запрет на взыскание роскошного единственного жилого помещения может свидетельствовать о соблюдении имущественных интересов должника в ущерб интересам взыскателя.

С сожалением приходится констатировать, что комментируемое Определение Верховного Суда РФ в целом не решило проблему обращения взыскания на единственное жилье должника. Кредиторам не остается ничего, кроме как ждать, когда законодатель исполнит предписание Конституционного Суда РФ и выработает порядок обмена единственного жилья. Однако не все так безнадежно, ведь кредиторам приоткрылась возможность оспаривать недобросовестное поведение должников в целях обращения взыскания на их имущество.

После решения суда долги остались

Если должник так и не решился на погашение долга, несмотря на решение суда, дело будет передано судебным приставам. В этом случае есть несколько вариантов развития событий:

  • арест имеющихся банковских счетов должника;
  • взыскание определенной суммы из заработной платы, размер которой может достигать 50%;
  • у пенсионера могут также списывать до 50% ежемесячно с пенсионной карточки;
  • арест имущества должника;
  • блокировка банковских карт.

Также должник может быть объявлен во всероссийский розыск или получить запрет на выезд за пределы страны. Меры воздействия вправе самостоятельно выбирать судебный пристав. Но, прежде всего, все начинается с проверки наличия денежных средств на банковских счетах. Затем поэтапно проверяется наличие заработной платы, дохода, имущества.

Мораторий на выселение заканчивается 21 октября

Напомним, с 2014 года в Украине действовал мораторий на отчуждение недвижимости у таких должников, если они жили в заложенной квартире и другого жилья у них не было. Но срок действия закона «О моратории на взыскание имущества граждан Украины, предоставленного в качестве обеспечения кредитов в иностранной валюте» истекает 21 октября 2020 года. Предполагалось, что после этой даты долги по валютной ипотеке должны будут реструктуризироваться по процедуре банкротства или путем заключения мирового соглашения между должником и кредитором. Возможно, поэтому в последнее время заговорили о том, что проблема «плохих кредитов» будет вскоре решена.

Однако в середине июня в Верховную Раду был подан другой законопроект – «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно моратория на взыскание имущества граждан Украины, предоставленного в качестве обеспечения кредитов в иностранной валюте», №3640. В нем говорится о том, что мораторий продлится до конца 2021 года и до появления специального закона, в котором будет прописана особая процедура реструктуризации по кредитам в иностранной валюте. Дело в том, что, в отличие от гривневых кредитов, валютные имеют свойство расти параллельно девальвации гривни. То есть, кредиты, взятые для покупки жилья в 2007-2008 годах, с тех пор выросли в несколько раз, тогда как стоимость самого жилья упала. И, если подходить к долгам таких людей по обычной процедуре, им придется отдавать банку стоимость нескольких таких квартир, которые они приобрели в ипотеку. Многие из них не смогут заработать таких денег за всю свою жизнь.

Этот закон, продлевающий мораторий, был поддержан Верховной Радой уже 16 июля и 23-го передан на подпись президенту. Однако он пока не подписан. А на днях в СМИ появилась информация, что министр юстиции Денис Малюська направил письмо президенту с просьбой ветировать этот закон.

Порядок реализации

По истечении недели с момента вступления в силу определения об обращении взыскания на единственное жилье пристав с согласия должника обязан предложить взыскателю приобрести другое жилье по цене, указанной в решении суда. В том случае, если должник не желает или взыскатель уклоняется от заключения договора на покупку нового жилья должнику, спорное жилье выставляют на торги в течение 10 дней с начальной ценой в размере, определенной судом для покупки нового жилья.

Также суд имеет право увеличить минимальную сумму, необходимую на приобретение подменного жилья, до 20 %.

Если подменное жилье приобретено, должник должен в течение 14 дней заселиться в него.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector